Стихи Веры Полозковой разных лет

Стихи Веры Полозковой разных лет

С печальной мудростью о том, как Мы продолжаемся в потомках, Когда подохнем в нас самих. Ночь апреля года Хорошо, говорю. Хорошо, говорю Ему, - Он бровями-тучами водит хмуро. Залегла в самом отвратительном грязном рву и живу в нем, и тщусь придумать ему эпитет. Потому что я бьюсь башкой, а потом реву, что мне больно и все кругом меня ненавидят. Потому что я сею муку, печаль, вражду, слишком поздно это осознавая. Потому что я мало делаю, много жду, нетрудолюбива как таковая; громко плачусь, что не наследую капитал, на людей с деньгами смотрю сердито. Потому что Ты мне всего очень много дал, мне давно пора отдавать кредиты, но от этой мысли я ощетиниваюсь, как ёж, и трясу кулаком — совсем от Тебя уйду, мол!.. Потому что Ты от меня уже устаешь. Сожалеешь, что вообще-то меня придумал.

Новое в блогах

Ночь с 13 на 14 октября года. Губы плавя в такой ухмылке, Что на зависть и королю, Он наколет на кончик вилки Мое трепетное"люблю". И с лукавством в медовом взоре Вкус божественным наречет. И графу о моем позоре Ему тоже запишут в счет. Сядут на корточки, погладят по затылку, а потом все равно уйдут.

Некая поэтесса Вера Полозкова грозит открыть лучшее Убийственная ревность: расстрел и резня в Подмосковье унесли пять.

Очень дорогой для меня текст и очень ценное знакомство. Интервью также выложено в блоге ОЗОНа , где публикуются самые яркие тексты озоновского раздела . Не всегда выходишь после общения с замечательными людьми окрыленной, а с Верой был как раз тот самый - счастливый - случай. Ну, а поскольку Вера сказала много всего, что мне кажется жизненно важным и что может оказаться не менее важным для тех, кто любит ее и ее стихи, выкладываю полную версию.

Очень много букв, но кому нужно - тот прочтет. Тут выяснилось, что невозможно выложить расшифровку полностью, мол, , но это, что называется, напугали бабу высоким каблуком. Будет в трех частях значит. О чем мы с вами будем говорить?

Поэт Вера Полозкова: «Весь этот ад обязательно закончится»

Все имеет, как правило, простые и прозаические причины, никакого Провидения, и, что самое, пожалуй, непереносимое — все не имеет никаких настоящих Финалов — ни трагических, ни счастливых, никаких, кончается скомканно и бесславно, или просто глупо, или перетекает во что-то другое; с этим труднее всего смириться, у нас в школе любили спрашивать про Главную Мысль Произведения — Лиза, если у произведения есть Главная Мысль, это ужасная хуйня, а не произведение. Все должно кончаться как-то по-дурацки, или недоумением, или странно — тогда будет как в жизни; никаких хэппи-эндов, никаких десяти трупов, все это беллетристика, Лиза.

Прежде всего, ничего не кончается, пока не умер, да и потом, мне кажется, много всего интересного.

Вот с ревностью особых проблем, к счастью, вообще толком не было. Наверно, частично – потому, что детей у нас уже было трое и.

С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы — почти тигрица, обнимающая детеныша. Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество. Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать — ну, бессмертить, увековечивать.

Он ничейный и всехний — эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует — безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие. Они вместе идут; окраина; одичание; тишина, жаркий летний полдень, ворчанье гравия. Она что-то ему читает, чуть-чуть манерничая; солнце мажет сгущенкой бликов два их овала.

Она всхлипывает — прости, что-то перенервничала. Я ждала тебя, говорит, я знала же, как ты выглядишь, как смеешься, как прядь отбрасываешь со лба; у меня до тебя все что ни любовь — то выкидыш, я уж думала — все, не выношу, несудьба. Зачинаю — а через месяц проснусь и вою — изнутри хлещет будто черный горячий йод да смола. А вот тут, гляди, - родилось живое. Он кивает; ему и грустно, и изнуряюще; трется носом в ее плечо, обнимает, ластится.

Текст песни Вера Полозкова - С ним ужасно легко хохочется ( перевод, , слова)

Печать С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы — почти тигрица, обнимающая детеныша. Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество. Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать — ну, бессмертить, увековечивать.

Он ничейный и всехний — эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует — безосновательно, но отчаянно.

У нас с подругой yanapsycholove разошлись мнения по поводу ревности и возраста. Понятно дело, что это зависит от характера, но зависит ли это от .

Господь слепил меня из воска На горле у меня полоска И я буду жить, я буду Беспечной куколкой вуду Когда в мое сердце входит игла В чьих-то глазах наступает мгла Когда мне под веки вгоняют спицы Кому-то еще на земле не спится Когда меня дергают за язык В чужой гортани рождается крик Так некстати вернулась боль, и теперь я кругом вижу багровые хризантемы с чернильными листьями, они дарят мне ночь среди бела дня. Час от часу взрываюсь слезами - горе-то какое! Наверное, все мы - куколки вуду, разный воск лили в ту же посуду, и вот теперь хризантемы повсюду, они от меня застилают небо; боль вместо воды мне и вместо хлеба, боль на завтрак, боль на обед и ужас, чур меня, нет.

Я маленький голем в рваных колготах, слова мои в глотке пенятся рвотой, застревают битыми кирпичами, я разговариваю ночами, кто бы только за мной записывал. Утром, очнувшись, глазами кислыми глажу-ласкаю-белю потолок, силюсь припомнить хотя бы слог, выковырять хоть один осколок. Голод мой колок, как горсть иголок, но боль на завтрак, обед, и полог багровый из хризантем: Воском, смолою челюсти склею - дочка, я просто тебя жалею - а я согласна, Отец небесный, хоть это больно, но это честно - да, это честно, но это рано, рыба моя, раба моя Анна, тебе - анафема, мне - осанна, ведь ты согласна?

Автор: Вера Полозкова

С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы — почти тигрица, обнимающая детеныша. Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество. Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать — ну, бессмертить, увековечивать.

Он ничейный и всехний — эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует — безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие.

Роберт Рождественский Стих ревность читать текст онлайн: Игру нашли смешную, и не проходит дня — ревнуешь, ревнуешь, ревнуешь ты меня.

Ночь сентября года. Меня в игру-то взяли еще двух лет не прошло, я новичок еще, дилетант, едва осваиваю техники и ходы - но уже неотвязный привкус повтора, неверия, предсказуемости исхода. Как тетки в пятьдесят лет заводят восемьдесят седьмой по счету роман? Какие помещения арендуют, чтоб не таскать в себе эти тонны расставаний?.. Я дурак и нелепый, неуместный моногам, мне непостижим азарт плодить мертворожденные иллюзии, раз за разом, не снижая темпа, просто ради процесса.

Как-то не швыряться, что ли, тяжелыми, сакральными, убойной силы словами и жестами просто ради создания видимости, что и ты ради кого-то живешь, что и ты на что-то значительное способен. Не затыкать пустоты в себе случайными мужчинами и женщинами, как комканой газетой - обувь, чтоб не ссыхалась. Мужчины эти и женщины приживутся в тебе, пригреются - а ты их как раз и вышвырнешь, потому что опять весна.

Вера Полозкова,"Лизе".

Больше не надо дружить со всем миром, Буса, нравиться всем, включать рубаху-парня; как-то больно много энергозатрат при очень сомнительных целях. Можно позволить себе роскошь молчать в компании едва знакомых людей весь вечер — раньше бы ты гарцевал, наливал бы озёра из рукава, танцевал цыганочку вокруг каждого, шутил бы и жёг напалмом, лишь бы только быть королевой вечера, признанной единогласно.

Теперь выясняется, что близкие друзья твои совсем не за это тебя когда-то полюбили; а некоторые вовсе пережили немало трудных вечеров, когда ты не затыкался ни на минуту, не давал никому слова вставить и был в среднем на два тона громче всех присутствующих. Господи, облегчение какое, Буса.

Без году неделя, мой свет, двадцать две смс назад мы еще не спали, сорок - даже не думали, а итог - вот оно и палево, мы в опале.

Запереть меня в дальней из комнат Своей памяти и, не браня, Не виня, позабыть и не вспомнить. Только я не из тех, что сидят по углам В ожидании тщетном великого часа, Когда ты соизволишь вернуться к ним - там, Где оставил. Темна и безлика их масса, - Ни одной не приблизиться к главным ролям. Я не этой породы. В моих волосах Беспокойный и свежий, безумствует ветер, Ты узнаешь мой голос в других голосах - Он свободен и дерзок, он звучен и светел, У меня в жилах пламя течет, а не кровь, Закипая в зрачках обжигающим соком.

Я остра, так и знай - быть не надо пророком, Чтоб понять, что стреляю я в глаз, а не в бровь. Ты мне нравишься, Мастер:

Полозкова, Вера Николаевна

Автор — екатеринбургская поэтесса Яна Александровна З. Из биографии Яны мы узнаём, что её мать — педагог-филолог, почётный работник образования, поэтесса. Но гены взяли своё, и руки потянулись к перу.

Цитаты и афоризмы на тему «ревность». ревнует тот, кто недостаточно ценит себя, сомневаясь, что для другого он может быть Вера Полозкова.

Как оступишься в биографию — сразу жуть, Сколько предписаний выполнить надлежит. Нет, я мудрый ящер, живущий среди пещер. Иногда я склоняюсь к спящему под плащом И пою ему на ухо: У меня в гостях Вера Полозкова, поэтесса. Я ужасно рада и польщена. А знаешь, как я рада. Я поняла, что я эту программу делаю не только потому, что нужно экономить, не только потому, что это получилось, а потому, что у меня еще есть возможность объясняться в любви героям, которые ко мне приходят и которых я очень люблю.

Я остановилась в машине, сделала радио погромче, я вообще не понимала. Я понимала, что ты молодая, мне сказали твой возраст. Мне позвонил Миша Козырев, мы не были тогда знакомы. Я работала в музее, редактором сайта Музея актуального искусства. Мне 21 или 22 года. Он большой очень человек. Он звонит и он так говорит, что у него сбивается на хрип голос, он говорит:


Comments are closed.

Хочешь узнать, как можно реально разобраться с проблемой ревности и устранить ее из своей жизни? Жми здесь чтобы прочитать!